March 6th, 2010

Aconcagua

27 февраля 2010 г, переход в лагерь Placo de Mulaz

Эта ночь показала, что аргентинцы очень веселые люди. Они гуляли, пели и вообще шумели всю ночь. Как нам потом сказали, у местного доктора, которая вчера проводила нам медосмотр, был день рождения. Но это все оказалось полной фигней, по сравнению с тем что случилось в 3:37. Я проснулся от того, что Сергей начал одеваться и вылез из палатки. Потом я услышал камнепад, где-то слева сзади, довольно далеко от нас. Потом палатку начало трясти. Сначала я решил, что Сергей стряхивает снег или дождь, но тряслась вся палатка. Ветер тоже не мог так ее трясти, я трясется вся земля подо мной вперед-назад, и тут же Сергей закричал: "Землетрясение!". В лагере тут ж поднялась шумиха, крики, перекрывающие даже звуки камнепадов. Кто-то кричал "одевайте ноги и бегите на холм" :-) Бегать в одних трусах по лагерю я не хотел, да и холодно, одеваться вилы, и я продолжал лежать и слушать. Минут через 5, когда шум не стих, а еще больше усилился, я все-таки оделся и вылез. Все вокруг ходили и обсуждали, Наталья Гуденко предлагала всем уйти ночевать на холм, но все отказались. Потом образовалась очередь в туалет :-) Наконец все разбрелись по палаткам, и лагерь стих.
 
Утром выяснилась неприятная новость - камнепадом перебило водопровод. И завтрак, запланированный на 8.00, перенесли на неопределенный срок, как и выход на Плацэ дэ Мулас. Наш туалет с унитазом довольно быстро забился, и всех отправили в соседний, попроще. Все утро обсуждали ночное землетрясение, первое такой силы за пятнадцать лет. У нас было примерно 4 бала, в эпицентре, в Чили, было 8.8 балов,погибло 124 человека. Но это мы выяснили позже, из новостей. А пока все рассказывали, что они почувствовали и что делали ночью. Эдгару снилось, что он летит в приземляющемся самолете, и он поэтому категорически отказывался куда-либо выходить :-) а наш врач Боб не мог понять, как его палатка попала на поезд.

После завтрака нам даже дали немного воды в термосы, но совсем чуть-чуть, и в 9:45, с часовым опозданием, мы выдвинулись в путь. Сначала дорога кружила по горам, то вверх, то вниз, мы перешли через мост. Солнце уже пекло во всю, все начали раздеваться и мазаться солнцезащитными кремами. Главное, что заполнилось за этот день - это ПЫЛЬ! Пыль была везде, мы все пропитались ею, мой фотоаппарат и кофр стали серыми, я несколько раз протирал объектив, но это помогало совсем ненадолго. После горной тропинки мы вброд перешли небольшой ручей, в котором мы и набрали питьевой воды и устроили привал. Потом началось ровное плато, по которому мы шли около трех часов, выжженное солнцем и разбитое копытами мулов. В пыли иногда попадались подковы и куски веревки. Когда плато закончилось и начался основной, самый крутой набор высоты, вперед выслали группу из Егорина, Зеленского, Гуденко и Кобзева в сопровождении гида Маурисио, чтобы они поднялись быстрее и начали ставить палатки. Я тоже должен был пойти с ними, но задержался из-за сеанса связи с "большой землей". Про оставшийся участок пути можно сказать одно - шли долго, нудно и упрямо. Все устали, но все-таки дошли. Наши палатки были почти в самом конце лагеря. Дойдя и устроившись в палатках, мы немного отдохнули, поужинали и вырубились.